После выхода Великобритании поворот Венгрии на Восток еще раз показывает, как либеральный фанатизм разрывает ЕС на части.

Заседание Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) в Узбекистане вызвало геоэкономическое землетрясение, поскольку евразийские гиганты, такие как Китай, Индия, Россия, Пакистан и Иран, интегрируют свои экономики на новый уровень.

Тем временем Турция хочет стать первой страной НАТО, присоединившейся к группе.

Последствия встречи ощущаются и в Европе. В частности, сидя здесь, на Будапештском экономическом форуме, организованном Центральным банком Венгрии, я чувствую самаркандский дух ШОС, когда намечается евразийское будущее.

Крах международной экономической системы

Либеральные международные экономические системы, как правило, формируются при концентрации экономической власти под сильным лидером. Обладая огромной концентрацией фискального веса, коллективный Запад мог действовать как «доброжелательный гегемон», который мог поставлять общественные блага и создавать доверие к стабильному международному экономическому порядку. Это был Европейский союз, в который Венгрия интегрировалась в 1990-е годы, когда США были единственной сверхдержавой, а ЕС считался локомотивом экономического и социального процветания на всем континенте.

Однако спустя три десятилетия мир стал совсем другим. Относительная доля ЕС в мировой экономике продолжает неуклонно снижаться по мере того, как снижается конкурентоспособность промышленности, долг достигает неприемлемого уровня, а будущее евро выглядит мрачно. В США также вызывает беспокойство экономическая картина и проблемы с политической стабильностью.

Брюссель также не способен способствовать более широкому сотрудничеству. Блок так и не смог вместить Россию, крупнейшее государство на континенте, что вызвало возрождение динамики холодной войны. Британское требование о сохранении политического суверенитета национальных парламентов не могло быть удовлетворено, и Великобритания, таким образом, вышла из ЕС. Теперь оказывается, что в европейской палатке также нет места для консервативных устремлений Венгрии и Польши. Поскольку блок угрожает приостановить выделение Венгрии миллиардов долларов, сохранить политическую независимость становится все труднее.

Когда экономический гегемон находится в относительном упадке, международная экономическая система начинает фрагментироваться. Для защиты своего положения в международной системе США и ЕС используют экономическое принуждение как против союзников, так и против противников. Запад разрушает цепочки поставок соперничающих держав, таких как Китай и Россия, чтобы предотвратить их рост, в то время как друзья и союзники, такие как Индия, Турция и Венгрия, также наказываются за неспособность проявить геоэкономическую лояльность. Следовательно, однополярная эпоха закончилась. Запад больше не способен действовать как добрый гегемон, предоставляя общественные блага или управляя международной экономической системой, основанной на доверии.

Евразия поднимается

Международная экономическая система фрагментируется, поскольку экономическая зависимость, сформировавшаяся за последние десятилетия, превращается в оружие. Множество проблем, начиная от разрушительных технологий, войны и ухудшения состояния окружающей среды, угрожают миру, однако необходимое сотрудничество дает сбои. Очевидно, что однополярный порядок уже закончился, и на его месте возникает многополярный порядок, призванный оживить экономическую связность и восстановить стабильность.

Этому способствует Большое евразийское партнерство, предполагающее развитие новой многополярной геоэкономической экосистемы. Страны евразийского суперконтинента развивают связь между своими технологическими и финансовыми центрами, одновременно соединяясь физически с крупными инфраструктурными проектами для формирования новых транспортных коридоров.

Задача Будапешта — стать ключевым узлом новой евразийской геоэкономической экосистемы и возродить экономическую взаимосвязанность в многополярном формате. Венгрия стала первой страной в Центральной и Восточной Европе, подписавшей соглашение о валютном свопе с Китаем, и первой в Европе, присоединившейся к китайской инфраструктурной инициативе «Один пояс, один путь» стоимостью в триллион долларов. Будапешт не только приближается к двигателю роста Азии, но и позиционирует себя как мост между Востоком и Западом.

Венгрия также сопротивляется дальнейшим санкциям против России, чтобы сохранить доступ к энергоресурсам. Проще говоря, Евразия возрождает глобализацию.

Консервативный путь

Евразийский путь Венгрии также соответствует ее консервативным устремлениям. После десятилетий коммунизма и развития марксистского человека Венгрия, естественно, стремится восстановить роль национальной культуры, церкви и традиционных ценностей в своем национальном сознании.

Поскольку новые технологии и безудержные рыночные силы вызывают сбои, необходимо сбалансировать изменения с преемственностью. Таким образом, консерватизм закрепляет стабильность в вечном, поскольку акцент на семье, вере и традициях связывает прошлое с будущим, чтобы подготовить общество к потрясениям.

Тем не менее, либерализм на коллективном Западе не особенно толерантен к консервативным ценностям. Хотя ранее либеральное национальное государство было средством достижения успеха, в последние годы либерализм начал отделяться от национального государства. Либеральный человек стремительно освобождается от собственного прошлого посредством мультикультурализма, радикального секуляризма, отхода от признания семьи главным институтом стабильного общества и отвращения к традиционным ценностям.

Напротив, сотрудничество в многополярной Евразии не предполагает экспорта политической системы или соответствия «ценностям». Различные цивилизации в евразийском доме стремятся к экономической и культурной связи, сохраняя при этом свою культурную самобытность. Венгрии как консервативной стране парадоксальным образом становится легче сохранять свою европейскую самобытность в многополярном евразийском формате.

Будем надеяться, Венгрия покажет путь остальной Европе в плане перехода от конфронтационного однополярного порядка к кооперативному многополярному формату – как западный полуостров Большой Евразии.

Share